Главная

yandex

rambler

google

Крепости Керчи

Гостевая книга ( P )

Обратная связь

 

БОГАТСТВО ЦЕРКВЕЙ И МОНАСТЫРЕЙ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ

ЦЕРКВИ

(Краткое изложение)

 

 

Троице-Сергиева Лавра

 

 

Анекдот о религии от Ю. Стоянова.

 

 

 

 

 

 

Оглавление:

1. Журналисты подсчитали доходы РПЦ.

2. РПЦ нарушает "Закон о защите прав потребителей".

3. Немного истории.

4. Попы должны идти работать.

5. Лицемерие представителей РПЦ.

6. Чаплин призвал священнослужителей не стеснятся дорогих подарков.

 

 

ОТКУДА ДОХОДЫ...

 

Тяжкий "крест" Гундяева.

 

РПЦ. Деньги и роскошь - чудо Божьей милости.

 

 

 

 

Патриаршья математика.

 

 

 

 

gun

 

 

Подробнее

i56^cimgpsh orig

 

Подробнее

 

 

 

Журналисты подсчитали доходы РПЦ
25 июля 2012, 21:16 [ «Аргументы.ру» ]

 


   Ежегодный доход Русской православной церкви от пожертвований и из иных источников составляет
100-150 млн. долларов наличными. Патриархия инвестирует часть этих денег в бизнес-проекты, суть которых не рекламируется.

   Однако пытливые журналисты РБК провели свое исследование и выяснили, какие у Церкви есть доходные предприятия, помимо храма Христа Спасителя, где, как известно, работают химчистка, трапезная палата, автомойка, шиномонтаж, автосервис, платная парковка, множество торговых ларьков.

   Годовой оборот Фонда ХХС вместе с тремя "дочками" не превышает
40 млн. руб., но еще 372 млн. руб. поступают в Фонд из московского бюджета.

   Слухи о том, что РПЦ в лихие 90-е без пошлины ввозила в Россию сигареты и водку со спиртом для дальнейшей продажи давно забыты. Но журналисты утверждают, что в XXI веке схема не очень изменилась: с 2003 по 2010 год подконтрольное РПЦ ЗАО "АО Витал" владело четвертью "БМВ Русланд", два года назад компания была ликвидирована, и теперь на ее месте прописана ООО "БМВ Русланд Трейдинг".

   Кроме ввоза VIP-автомобилей, уверяет издание, священнослужители инвестируют в строительство, ресторанный и гостиничный бизнес, оптовую и розничную торговлю, сельское хозяйство и производство продуктов питания, а также банковский сектор. Все подконтрольные РПЦ коммерческие предприятия по самым скромным оценкам приносят до
600 млн. руб. в год, а стоимость активов приближается к 2,3 млрд. руб.


С сайта: http://inforotor.ru/catalogue/news.argumenti.ru

 

 

 

РПЦ НАРУШАЕТ ЗАКОН О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ.

 

 

На какие деньги живет православная церковь?

 

РПЦ нарушает права потребителей.

 

 

Храм Христа Спасителя оказался зарегистрированным налоговой в реестре адресов массовой регистрации фирм. Это следует из информации на сайте Федеральной налоговой службы.
Согласно данным из реестра, в здании по адресу Волхонка 15, где как раз расположен храм Христа Спасителя, зарегистрировано 26 юридических лиц.
«По закону, за это нет никакой ответственности, но сам факт того, что там находится большое количество разных фирм, которые занимаются полиграфией, охраной, ремонтом, это, конечно, такой показатель бизнес-активности РПЦ», — считает член Фонда борьбы с коррупцией Георгий Албуров.
Ранее издание «Московские новости» провело расследование и выяснило, что на территории храма Христа Спасителя фактически действует бизнес-центр, в котором зарегистрированы десятки компаний. При этом здание ХХС не принадлежит РПЦ, им управляет фонд, получающий из городского бюджета сотни миллионов рублей. Храм занимается активной бизнес-деятельностью: например, Зал церковных соборов с VIP-гримёрными можно снять за 450 тыс. рублей в сутки, конференц-зал стоит 100 тыс. рублей. Кроме того, храм сдаёт на длительный срок несколько офисов. Так, прямо над алтарём располагается адвокатская контора «Ваш надёжный советник».

 

 

Московский комсомолец.


Не торгуйте всуе.


   О коммерческой деятельности на территории ХХС знали немногие. Никаких объявлений, вывесок о том, что тут есть стоянка или автосервис, нет. Единственно, куда активно зовут туристов и прихожан, так это в трапезную (попросту — точку общепита). Указатели на нее стоят вокруг всего здания храма. Что ж, тогда с нее и начнем.
   Общество потребителей обратило внимание на то, что в трапезной нет нормального уголка потребителя (жалобная книга, сертификаты, информация о заведении) и на чеках не указано блюдо, которое ты покупаешь. Все они на чеке обозначаются одной цифрой — 6.
   Когда мы пришли в трапезную, недостатка в посетителях не наблюдалось. Обычным людям, видимо, все равно, что там в чеке написано. Сами коммерсанты, кстати, к некоторым замечаниям прислушались. По крайней мере, обязательный для предприятий торговли уголок потребителя тут появился. А вот кассовый аппарат решили не менять. В чеке по-прежнему вся еда указывается цифрой 6. Забавно получается, когда клиент берет три блюда...
   Рядом с трапезной обнаружилась и химчистка. На улице никаких рекламных объявлений не было. Зато в самом подвальном помещении (где и кормят, и стирают) соответствующая вывеска была. Внутри вроде бы тоже все оказалось в порядке: прейскурант висел, время работы указывалось, даже книга жалоб и предложений лежала на своем месте.
   Автомойка, куда мы зашли, с первого взгляда ничем не выделялась. Цены как везде — 450 рублей за мытье с шампунем. Можно оставить машину, чтобы тебе сделали предпродажную подготовку (химчистка салона, мытье, полировка). Только твоим авто специалисты будут заниматься ночью. Днем, как нам рассказали, слишком много посетителей.
   Тут ни о каких чеках речь не идет. Загоняешь автомобиль, моешь, отдаешь деньги гастарбайтеру и уезжаешь. Наверное, такой порядок нарушает закон, но почти все столичные мойки работают по схожему принципу. От ему подобных данное заведение в ХХС отличается лишь удобным расположением.
 


Графика: Иван Скрипалев


   Самое «примечательное» место в храме — это огромный подземный паркинг. Оказалось, что все здание стоит на одной сплошной стоянке. Но при этом въезд под землю всегда закрыт. Нужно сначала зайти внутрь через железную дверь, договориться с хозяином, а потом уже загонять машину в ворота. Во-вторых, нигде нет указателей, объявлений, что тут работает паркинг.
   Да и сама форма аренды вызывает удивление. Дело в том, что место тут можно снять минимум на месяц. Соответственно, ни о какой почасовой оплате речь не идет. Машины внутри тоже оказались необычными. Вдоль стен стоят престижные «Мерседесы», покрытые солидным слоем пыли. Их, видимо, не трогают месяцами. А чуть в глубине обнаружились даже два советских правительственных «ЗиЛа». Естественно, тоже пыльные. При этом добрая половина мест пустует.
   ОЗПП обратило внимание, что грубо нарушаются правила торговли в самом храме. Рядом со входом организована большая лавка, где продают иконы, кольца, обложки на паспорта со святыми... Рядом же висит объявление, что «возврат освященных вещей запрещен».
   — Скажите, если я куплю своей подруге платок в качестве подарка, а он ей не понравится, можно будет поменять? — задаем вопрос продавщице в платке.
   — Он же освящен. Как вы его вернете? Нельзя, — ответили нам.
   — Но это же противоречит Закону о правах потребителя.
   — Какой закон? — говорит женщина. — Закон тут не действует. Вы же освященную вещь покупаете.
   Действительно, в отношении предметов культа (свечи, крестики, иконы, литература) действуют отдельные правила. Согласно им, «реализация религиозными организациями продукции собственного производства (предметов религиозного назначения и религиозной литературы) не подпадает под понятие розничной торговли, установленное главой 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации»
.

 

С сайта: http://ateism.ru/article.htm?no=2034
 

 

Торговля на территории храма Христа Спасителя признана законной.

 


Такое решение принял сегодня Мосгорсуд. Там рассматривали жалобу Общества защиты прав потребителей, которое пыталось опротестовать вердикт Хамовнического суда.
Представители подворья Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла заявили на заседании, что на территории храма торговля не ведётся, а оплата товаров – это добровольные пожертвования прихожан. Коллегия судей Мосгорсуда согласилась с этими доводами и оставила жалобу защитников потребителей без удовлетворения.

 

"Неподсудная секта".

 

 

 

 

НЕМНОГО ИСТОРИИ.

 

    В 1747 году во владении церкви было 908.305 крепостных душ мужского пола.

   Особенно крупными крепостниками были в 1744 году Троице-Сергиева лавра (106.000 крепостных), монастыри: Троицкий Александро-Невский (25.464), Успенский Трифонов (23.869), Кирилло-Белозерский (21.590), Саввин-Сторожевский (16.047), Вознесенский (15.580), Новодевичий (14.145), Спасский Ярославский (13.981), Ново-Иерусалиский (13.860), Симонов (12.146), Иосифо-Волоколамский (11.422).

   В среднем на каждый монастырь приходилось по 1.445 душ мужского пола.

   В 1764 году церкви принадлежало 13;8% общего числа крепостных крестьян.

   В 1905 году церковь имела в России 2.611 тысяч десятин земли (десятина равна примерно 1,1 гектара). На каждого монаха и монахиню приходилось по 40 десятин. Соловецкий монастырь имел 66 тысяч десятин.

   В 1903 году Александро-Невская лавра имела 30 домов и более 40 лабазов (складов муки и зерна) в Петербурге, 8 тысяч десятин пашни и 4 тысячи десятин сенокоса около самой столицы. В Москве в 1903 году приходские православные церкви имели 908 домов, монастыри - 146 домов.

   Священный синод в 190 году имел на текущих счетах в банках более 60 миллионов рублей....

   Сейчас Русская Православная церковь поднимает вопрос о возращении если не всего, то части потерянного ею имущества...

 

 

 

Саввин-Сторожевский, Новодевичий и Соловецкий монастыри

 

 

 

 

 

 

 

 

Отдадим всё церкви.

 

 

 

Материал с сайта: http://sotref.com/religija/pravoslavie/717-url-stati.html

 

ПОПЫ ДОЛЖНЫ ИДТИ РАБОТАТЬ.

Александр Невзоров 

   Работа над проектом закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения» (речь идет, по сути, о возвращении имущества, национализированного в годы СССР) началась еще в 2007 году. И все протекало относительно тихо-мирно, пока 21 сентября на Пятом канале не вышла программа Ники Стрижак «Отдадим все церкви?».

   В эфир «Открытой студии» были приглашены представители заинтересованных сторон: православный режиссер и актер Николай Бурляев, главный хранитель Эрмитажа Светлана Адаксина, настоятель церкви протоиерей Георгий Поляков, публицист Александр Невзоров.

В яростной дискуссии сошлись с одной стороны Невзоров, а с другой — Бурляев с протоиереем. Александр Глебович категорически высказался против передачи церкви не только музейного, но и любого другого имущества. «Не отдавать попам ни черта!» — бросил он, покидая студию. Неудивительно, что программа вызвала шумный резонанс. Николай Бурляев даже назвал ее провокацией, в которую он оказался невольно втянут. Сегодня, когда страсти улеглись, мы решили уточнить позицию одного из фигурантов программы.

- На интернет-форуме Пятого канала практически 90 процентов откликов поддерживает Вашу позицию. С чем это связано, Александр Глебович? Неужели РПЦ так растеряла симпатии людей?

У христианства, будем откровенны, есть одно огромное преимущество: это великолепная система управления. Но она работает только при полном невежестве управляемых. Проблема не с прихожанами Русской православной церкви — проблема с невежеством. Это не вопрос кто противник, а кто сторонник церкви. Это в большей степени вопрос о том, кто придерживается средневековых принципов мировоззрения и поведения, а кто все-таки живет в XXI веке. Сейчас гораздо больше людей, которые получили пусть поверхностное, но образование, которые мыслят если не самостоятельно, то хотя бы пытаются.

- А может быть, общество видит мало реальных дел церкви, направленных на поддержку обездоленных?

- Поддержка «сирых, униженных и оскорбленных» — по мировой практике — это всегда лицемерие, это самая изощренная форма воровства. Если поковырять любую благотворительность, под ней почему-то видны пистолеты Макарова, паяльники и золотые перстни. Так что дело не в этом. Просто религия может существовать только в строго отведенных институциональных и интеллектуальных условиях, а этих условий сейчас нет. Поэтому так велико количество тех, кто меня поддерживает.

- Когда начиналась разработка законопроекта, государство не скрывало, что хочет сэкономить на содержании бывшей собственности религиозных организаций. Ведь бюджет тратит немало средств на текущие и капитальные ремонты, на оплату света, газа, водоснабжения и т.д.

- В свое время, к примеру, я облазил все наши монастыри, начиная с Коневецкого, и уверяю вас, что найти там хоть одну государственную копейку очень сложно. Поэтому я подозреваю, что такая позиция государства — лукавство и лицемерие. К тому же многие бывшие объекты церкви находятся в весьма приличном состоянии и даже приносят доход.

- Представители РПЦ говорят, что возвращение ей бывшей собственности приведет к реформе церковной экономики. Если Церкви передадут новые храмы, местные приходы не смогут их содержать. Таким образом, богатые приходы (преимущественно в больших городах) будут делиться с ними деньгами.

- В такую реформу я не верю. Прежде всего, потому, что экономически она эфемерна и безграмотна. Да, существует огромное количество нищих приходов, но их проблема решается просто: попы должны пойти работать. Если у них есть любимое дело, они могут заниматься им в свободное от работы время.

- Вы сказали, что получение Церковью «бонуса от государства» опасно, так как на эти средства она может снова «купить спички». Что Вы имели в виду?

- Когда я говорю, что очень опасно оказывать Церкви серьезную финансовую помощь, я имею в виду, что не надо провоцировать их употреблять те методы, которые они, в принципе, употребляют. Мы видим агрессию. Мы видим священника в студии, который орет «Прикуси язык!». Мы видим православного Николая Бурляева, который называет меня Сашенькой, читает мне стихи, а проиграв дебаты, бежит строчить донос в прокуратуру. Знаете, у меня нет никаких оснований полагать, что церковники всерьез изменились с XIV века, когда они жгли и выкалывали глаза. Вспомним, как совсем недавно они устроили показательный процесс над московскими художниками, которые удачно или неудачно, не знаю, нарисовали то, что им хотелось нарисовать. Мы видим, как запрещается к постановке опера «Сказ о попе и его работнике Балде». Мы наблюдаем, как замалчивается юбилей Льва Николаевича Толстого, который когда-то был предан анафеме. Мы видим, как по обвинению в бесовщине закрывается музей Бабы-яги в Вологодской области. И когда у такой агрессивной структуры, какой является Церковь, появляются финансовые возможности, появляется и серьезная возможность влиять на социальную жизнь. На самом деле им нужно увеличить производственные мощности по производству благодати и сопутствующих ей аксессуаров (назовем их «магическими»). Это нормальный бизнес.

- Почему, на Ваш взгляд, при возврате имущества, национализированного в годы СССР, приоритет отдается Церкви, а, скажем, не бывшим владельцам заводов и фабрик, домовладельцам и раскулаченным крестьянам? Многие называют это нарушением Конституции, где декларируется светский характер нашего государства.

- Потому что, как я уже говорил, существует иллюзия, что христианство является хорошим способом управления. Сейчас с помощью части христианских лидеров государство ищет ключики к собственному народу, ищет способы управлять им. В Кремле ведь полных дураков нет... Но в течение ближайших двух-трех лет наступит глубокое разочарование. Власть сообразит, что больше теряет, чем выигрывает, поскольку выяснится, что да, есть 3-4 процента воцерковленных, фанатичных людей, но на самом деле они ничего не значат ни на выборах, ни в системе управления.

- Уже после дебатов на Пятом канале в законопроект внесены поправки, запрещающие передавать Церкви предметы из государственной части музеев, архивов и библиотек. Проблемы больше нет?

- Проблема есть. Потому, что есть недвижимость. Вот есть, скажем, управление дорожного хозяйства - некое городское учреждение, структурное подразделение власти. Может ли оно заявить о своем праве владеть хотя бы километром городских дорог? Но ведь такой же структурой была и Церковь. Ничего своего у неё никогда не было. Потому что она была структурным подразделением государства. И она хочет быть им снова. Но при этом не допускает ни одного замечания в свой адрес. Почему-то критика в адрес управления дорожного хозяйства называется критикой, а в адрес Церкви — хулой. Но в чем принципиальная разница между этими организациями? Одна заботится о дорогах, а другая оказывает магические услуги. Вот и всё. Увидев, что все молчат, мне пришлось вмешаться. Думаю, вы понимаете, что на эфир меня пригласила не только Ника Стрижак. И, конечно, этот эфир был пробным камнем, чтобы узнать, каковы истинные настроения в обществе. Поэтому той программой, думаю, мы очень многое сдвинули. Мы не собираемся обижать верующих. Пусть они живут своей жизнью, молятся, выполняют обряды. Но пусть не лезут в нашу светскую жизнь.

- Есть еще криминальный аспект проблемы. Существует такая воровская профессия как «клюквенник», специалист по кражам из церквей и монастырей. Не будет ли им проще работать, если церковные ценности вернутся из музеев обратно в церкви?

- Думаю, что эти «клюквенники» не успеют ничего украсть. Потому что как только у людей оказывается в руках оригинал, изготовление новоделов уже не является большой проблемой. Как это происходило при советской власти? Вот у вас, предположим, есть икона «Георгий Победоносец» пятнадцатого века. На ней стоит инвентарный номер. Берешь любую икону XIX - начала XX века с тем же сюжетом, сдираешь со старинной иконы инвентарный номер и прикрепляешь на эту. Всё. У тебя есть икона «Георгий Победоносец» с тем же самым инвентарным номером. Комар носу не подточит.

- Общеизвестно, что в юности Вы были певчим в церковном хоре. Менее известно, что Вы, Александр Глебович, учились в духовной семинарии.

- Это громко сказано, хотя я был достаточно плотно инсталлирован в семинарию. Никакой церковной карьеры я там не сделал. Хотя бы потому, что у меня традиционная сексуальная ориентация. Но я считал своим долгом исследовать этот вопрос всесторонне и очень серьезно. А исследовать надо всегда изнутри, глубоко погрузившись. И, надо сказать, что все митрополиты, с которыми я находился если не в дружеских, то в достаточно серьезных отношениях, знали о моих намерениях, моих сомнениях и о том, что я провожу некое исследование.

- Значит, Ваше резко критическое отношение к РПЦ во многом основано на личном опыте?

- Конечно. Я действительно всех их хорошо знаю. Трудно найти иерархов Русской православной церкви, с кем бы я не был знаком. Пусть как хотят, так и развлекаются.

- Последний вопрос. В каких Вы сегодня отношениях с религией?

- Абсолютно ни в каких. Для меня идеи бога малоинтересны. Я считаю, что это узкий вопрос для профессиональных астрофизиков. Пусть они решают, была ли вначале некая разумная деятельность, которая спровоцировала «большой взрыв» и расширение Вселенной, или нет. Стивен Хокинг, этот гениальный физик в инвалидном кресле, пришел к решению, что такого «божественного толчка» извне не было. А ему как наследнику трона Эйнштейна можно верить.

P.S. Слово «Бог» в прямой речи А.Г.Невзорова пишется со строчной буквы по его настоянию.

 

 

ЛИЦЕМЕРИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РПЦ,

или сколько можно жертвовать на храм и дарить священникам.

 

Смотреть

 

 

Протоиерей Димитрий Смирнов отвечает на вопросы журналиста Владимира Познера.

 

 

 

 

 

ЧАПЛИН ПРИЗВАЛ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ НЕ СТЕСНЯТСЯ ДОРОГИХ ПОДАРКОВ.

 

С сайта: http://dymovskiy.name/archives/22991

 

 

   Священнослужителям не стоит стесняться и отказываться от дорогих подарков прихожан, поскольку таким образом люди демонстрируют свою любовь, заявил глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.
«Если кто-то украшает храмы, это проявление любви к храмам. Если кто-то дарит патриарху облачение, икону, машину, часы — это проявление любви к патриарху, которое совершенно естественно. Почему вдруг нас стали настойчиво убеждать, что мы должны этого стыдиться и рвать на себе по этому поводу волосы?» — сказал Чаплин, передает РИА «Новости».


"Перлы" Чаплина

 

   Представитель РПЦ полагает, что есть определенные круги, которые хотят использовать любой повод, чтобы «дрессировать» церковь, заставить ее молчать и не выходить на общественную площадку.

   «Так дрессируют лет двадцать католическую церковь, особенно в западной Европе и Соединенных Штатах. Как только католическая церковь начинает говорить о недопустимости аборта, безнравственности современного глобального экономического уклада, сразу начинаются кампании по развалу епархии либо отторжении от католической церкви, и сейчас многие католические епископы начинают уступать этой кампании», — отметил Чаплин.

   В беседе с одним из местных телеканалов священнослужитель, отвечая на вопрос, какие часы он носит, назвал Longines, сказал, что это подарок и они стоят не очень дорого — около 500 долларов.

   Как сообщала газета ВЗГЛЯД, в последние месяцы широкий общественный резонанс вызвала череда скандалов, в центре которых оказались представители Русской православной церкви, в том числе сам патриарх Кирилл. Среди них – история с часами Breguet на руке предстоятеля церкви и тяжба семьи патриарха с экс-главой Минздрава Юрием Шевченко.

http://www.vz.ru/news/2012/8/27/595331.html
 

 

    В начало                                                                                                                                                                          Вернуться на страницу

 

 

  

 

 Дата создания сайта 11.07.2009 года.

 Последнее обновление страницы 10.07.2019 года.