Главная

yandex

rambler

google

Крепости Керчи

Гостевая книга ( P )

Обратная связь

http://4ygeca.com/pages-64.html

 

Гибель линкора «Новороссийск»

 

pic1.jpg

 

 

 

ТАЙНА ГИБЕЛИ ЛИНКОРА "НОВОРОССИЙСК".

 

Тайны Века .Гибель Линкора ''Новороссийск''.

 

Гибель линкора "Новороссийск". Под грифом секретно.

 

 

Искатели. Пираты Черного моря.

 

Севастопольские рассказы. "Под грифом "Секретно".

 


   После победы во Второй мировой войне союзники разделили итальянский флот по решению Тройственной комиссии 1948 года. В результате этого Советскому Союзу достался лёгкий крейсер, 9 эсминцев, 4 подлодки и линейный корабль "Юлий Цезарь", построенный ещё до Первой мировой. 6 февраля 1949 года над кораблем был поднят флаг ВМФ СССР, а чуть позже, в марте, линкор переименовали в "Новороссийск".
Состояние "Юлия Цезаря" при передаче было неважным: в течение пяти лет, едва не сданный в утиль, корабль ржавел с небольшой, явно недостаточной для такого судна, командой на борту без надлежащего техобслуживания. Не спас положение и небольшой ремонт, проведённый непосредственно перед передачей линкора Союзу.

   Тем не менее, уже в июле 49 года "Новороссийск" принял участие в манёврах в качестве флагмана эскадры. Впоследствии линкор провёл в ремонтных доках довольно много времени, его чинили целых восемь раз и добились определённых успехов: заменили боевые и технические средства, модернизировали турбины, даже с неудобной планировкой разобрались. Планировали полностью перевооружить корабль, но решили не торопиться и оставить итальянские орудия. В перспективе предполагалось оснастить линкор снарядами с тактическими ядерными зарядами - и тогда бы он, несмотря на почтенный возраст в 35 лет, стал представлять реальную угрозу противнику. pic44.jpg

   28 октября 1955 года "Новороссийск" вернулся из очередного похода, причалив в районе Морского госпиталя. на борту, помимо штатных матросов, находились солдаты, переведённые из армии во флот и абсолютно не готовые к тому, что произошло чуть позже: в половине второго ночи под корпусом корабля раздался мощнейший взрыв (~1100-1800 кг тринитротолуола). Видя что поступление воды остановить не удается, исполняющий обязанности командира капитан второго ранга Г.Хоршудов обратился к командующему флотом вице-адмиралу Пархоменко с предложением эвакуировать часть команды, которая из-за затопления носовой части стала собираться на юте и насчитывала несколько сотен человек, но получил отказ. В 4.15 корабль после крена опрокинулся, утащив под воду сотни человек, находившихся на палубе и в отсеках. В десять часов вечера линкор затонул окончательно.

   Несмотря на то, что с момента взрыва до момента опрокидывания было достаточно времени (не говоря уже о времени полного затопления, произошедшего через 20 часов после аварии), из отсеков спасти удалось только 9 человек: двух вытащили водолазы, семерых достали через разрезанное днище корабля спасатели с "Карабаха".

   В результате катастрофы погибло более 600 человек: досталось не только экипажу линкора, но и тем, кто пришёл на помощь. О факте трагедии никто в то время не узнал, ей суждено было стать государственной тайной. В связи с этой ситуацией с поста главкома ВМФ был снят адмирал Кузнецов: его убрали с должности, лишили звания и отправили в отставку. В первую очередь на принятие такого решения повлияло то, что погибло очень много людей, причём не внезапно, а после плохо организованной процедуры спасения корабля, ведь с момента взрыва до времени затопления прошло всего лишь чуть меньше суток! Бросается в глаза и то, что откровенно устаревший линкор продолжал работать наравне с более молодыми судами и даже являлся флагманом. Несмотря на большое время, проведённое им в ремонте, "Новороссийск" не мог тягаться с современными боевыми судами и не удовлетворял некоторым техническим требованиям. И, тем не менее, ходил в морские походы, а не стоял в качестве музея в порту. Возможно, из-за того, что своих больших кораблей у СССР ещё не было, а потребность в мощных океанских судах ощущалась.

   Причинами катастрофы "Новороссийска" разными людьми в разное время считались и халатность командования флота, и диверсия, проведённая то ли итальянцами, то ли англичанами, и взорвавшаяся мина или даже пара мин времён Второй мировой войны. Ниже мы рассмотрим более подробно две версии случившегося: мнениями поделятся кандидат технических наук Олег Леонидович Сергеев и капитан второго ранга Сергей Васильевич Елагин. Первый исследователь говорит о том, что диверсия вполне могла быть осуществлена не иностранными спецкомандами, а советскими профессионалами, чтобы дискредитировать высшее командование флота в лице адмирала Кузнецова и его окружения. Второй автор не исключает вмешательство английских боевых пловцов, приводя некоторые примеры из истории. Впрочем, обо всём по порядку...

Максим Волченков

 

 

Улика из прошлого - Гибель Новороссийска.

 


pic43.jpg    ...Неожиданные выводы можно сделать из сравнения материалов работы правительственной комиссии СССР (1955 г.) по факту трагической гибели линкора "Новороссийск" и более 600 моряков его экипажа на военно-морской базе Севастополя с результатами и итогами работы комиссии чиновников правительства Великобритании (1956 г.), когда в Портсмуте погиб только один военный моряк из состава 12-й флотилии Королевского флота Великобритании Лайонел Крэбб.
   ...Можно с уверенностью сказать, что атаку "Новороссийска" проводили настоящие профессионалы, специалисты своего дела. Их в то время было так мало, что не составляло большого труда назвать поименно каждого! Это могли быть только боевые пловцы из итальянской флотилии MAC, британской 12-й флотилии или германского соединения "К". Других специалистов с практическим боевым опытом в Европе и НАТО просто не существовало. Почему правительственная комиссия СССР в 1955 г. только робко потянула и тут же оборвала тонкую ниточку версии, которая тянулась к диверсантам из 12-й флотилии военно-морских сил Великобритании в Портсмуте? Версия есть, а неоспоримых фактов в подтверждение на момент работы правительственной комиссии СССР вроде бы и нет. Или комиссии просто не позволили завершить начатое по политическим мотивам в свете "крепнувшей каждый день советско-британской дружбы на вечные времена"?

   18 апреля 1956 г. с официальным визитом в Англию прибыл отряд советских кораблей. На борту одного из них находился 1-й секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев. Корабли пришвартовались у причала британской военно-морской базы Портсмут, которая охранялась особо тщательно. На судах вывели из действия паротурбинные главные энергетические установки, готовность которых к даче хода (началу вращения корабельных гребных винтов) была более 1 часа из холодного состояния.

   Визит день за днем шел в строгом соответствии с официальной программой. Внезапно происходит целая серия взаимосвязанных "случайных" событий, в центре которых находится советский флагманский корабль крейсер "Орджоникидзе". "Случайно" под днищем именно этого корабля оказался водолаз, "случайно" паротурбинная установка крейсера оказалось прогретой и способной к немедленной даче хода, "случайно" механики крейсера получили приказ: "Провернуть гребные винты!", "случайно" водолаза затянуло под крутящиеся гребные винты крейсера. Очень похоже, что команда крейсера заранее знала о плане и времени визита без приглашения водолаза-"диверсанта", которого она показательно уничтожила без применения какого-либо оружия!

   Советская сторона заявила правительству Великобритании официальный протест. Британское правительство принесло извинения, уверяя, что ему ничего не известно по поводу этой провокации, организованной неизвестными третьими лицами с целью разрыва добрососедских отношений между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции.

   Журналисты достоверно установили, что, трагически погибший и никому неизвестный этот водолаз-"диверсант" был одним из ветеранов суперсекретной 12-й флотилии британского флота, имел чин капитана 2 ранга и звали его Лайонел Крэбб. В годы Второй мировой войны он успешно руководил обороной британской военно-морской базы Гибралтар от итальянских боевых пловцов и по праву сам считался одним из лучших водолазов британского флота. Лайонел Крэбб лично знал многих итальянцев из 10-й флотилии МАС. Пленные итальянские боевые пловцы не только консультировали специалистов из 12-й флотилии, но и выполняли совместные боевые операции.

   Новейшие советские крейсера проекта 68-бис многократно повергали в шок британское адмиралтейство. В первой декаде октября 1955 г. крейсер "Свердлов" в составе отряда советских кораблей начал движение в британскую военно-морскую базу Портсмут с дружеским визитом. Следуя проливом Бельт в сопровождении 2-х эсминцев, в густом тумане, он совершил невозможное (по британским меркам). Корабль кратковременно вышел из общего строя, отклонился от глубоководного фарватера и на полном ходу пересек песчаную отмель с глубиной всего около 4 м! Выполнив столь удивительный (для радарных постов наблюдения НАТО) маневр, корабль возвратился на глубоководный фарватер и точно занял свое место в строю советских кораблей. Грубую ошибку в действиях расчета ходового мостика "Свердлова" при выполнении поворота специалисты НАТО приняли за "секретные испытания" головного крейсера проекта 68-бис, максимально приближенные к условиям боевого прорыва советских крейсеров-рейдеров в Атлантику из Балтийского моря и приняли решение при первой возможности осмотреть днище крейсера легким водолазом (боевым пловцом).

   12 октября 1955 г. во время дружественного визита крейсеров "Свердлов" и "Александр Невский" (оба проекта 68-бис) швартуются у стенки военно-морской базы Портсмут. Но никто даже не пытается произвести водолазный осмотр их днищ - на базе 12-й флотилии в Портсмуте в это время нет боевых пловцов, которым можно поручить столь ответственное задание.

   18 апреля 1956 г. серийный крейсер "Орджоникидзе" швартуется в Портсмуте в ходе официального визита. И именно в этот момент во время выполнения секретного задания гибнет ветеран 12-й флотилии капитан 2 ранга Крэбб!

   Если в октябре 1955 г. лучшие боевые пловцы отсутствуют в Портсмуте, то надо искать "следы" их профессиональной деятельности достаточно далеко за его пределами. Один такой "след" существует - диверсионный подрыв 29 октября 1955 г. советского линкора "Новороссийск" в бухте Севастополя! Все прошедшие годы вину за эту диверсию многочисленные авторы версий причин гибели линкора "Новороссийск" приписывали исключительно профессионалам Второй мировой войны из подразделения боевых пловцов Италии -10-й флотилии MAC! Но кто может серьезно поверить, что в 1955 г. командование военно-морского флота Италии могло самостоятельно планировать и проводить спецоперации такого масштаба и такого уровня возможных военно-политических последствий без санкции командования НАТО? Можно предположить, что в Севастопольской бухте действовала единая команда британских и итальянских боевых пловцов, проходящих совместную службу в 12-й флотилии Королевского флота.

   Остается вопрос о мотивах подрыва "Новороссийска". Ответ можно найти в истории Суэцкого канала! В феврале 1955 г. Британия инициирует образование военного союза - Багдадского пакта, куда первоначально входят Турция и Ирак. Англия вступает в Багдадский пакт 4 апреля 1955 г., что позволяет ей установить двойной военный контроль (через НАТО и Багдадский пакт) над черноморскими проливами - единственным путем для выхода Черноморского флота СССР в Средиземное море. 14 мая 1955 г. была создана Организация Варшавского договора, в который входит и Албания, что создает возможность военно-морского присутствия СССР в Средиземном море, базируясь на албанский порт и военно-морскую базу Дуррес в непосредственной близости от стратегической коммуникации Британской империи через Суэцкий канал!

   В сентябре 1955 г. Египет в ответ на реальную военную угрозу со стороны Великобритании заключает "торговые" соглашения с СССР, Чехословакией и Польшей о поставках современного вооружения. 29 октября 1955 г. происходит таинственный подрыв линкора "Новороссийск" в Севастополе, что реально могло бы уничтожить все боевое ядро Черноморского флота и на длительный период вывести из строя его главную военно-морскую базу. 11 июня 1956 г. зону Суэцкого канала покидает последний британский солдат. В июле 1956 г. правительство Египта национализирует Суэцкий канал. 29 октября 1956 г. Великобритания, Франция и Израиль предпринимают агрессивные действия против Египта в зоне Суэцкого канала. Если задаться вопросом, что объединяет даты 29 октября 1955 г., 29 октября 1956 г., то ответ лежит в плоскости геополитики - Суэцкий канал!

Источник: http://macbion.narod.ru, Сергей Елагин

Скрытые факты

pic58.jpg
   Информационный пласт, поднятый за прошедшие годы историками и писателями, высветил отказ правительственной комиссии в докладе от 17 ноября 1955 г. "О гибели линкора "Новороссийск" и части его команды" дать объективный ответ на три главных вопроса: что взорвалось, почему не удалось спасти линкор после взрыва и кто мог осуществить диверсию.

   Из имеющихся материалов следует, что комиссия стремилась не допустить объяснения фактов сдвоенного взрыва и связать катастрофу с самовзрывом некондиционного артбоезапаса, а затем, когда эта версия не подтвердилась, со случайным подрывом на не вытраленной мине, для чего строились умозрительные модели, далекие от реальной ситуации.

   Не был рассмотрен ключевой фактор организации борьбы за живучесть - отсутствие в момент катастрофы 80% строевых офицеров, включая командира корабля и командира БЧ-5, что следует считать основной причиной гибели линкора после взрыва.

   Говоря о серьезных конструктивных недостатках линкора, комиссия принижает мужество и героизм моряков, сумевших в течение 165 минут бороться за живучесть корабля, получившего гибельные повреждения. Напротив, "Императрица Мария" продержалась на плаву всего 54 минуты, когда экипаж в условиях не прекращавшейся серии взрывов не смог противостоять натиску стихии и начал спасаться.

   Остался загадкой и факт необеспеченного командованием и штабом эскадры внепланового выхода линкора в море 28 октября 1955 года. Не были раскрыты истинные причины неудовлетворительной организации проведения спасательных работ (все командование флота было одномоментно выведено из строя при опрокидывании линкора), возможности подготовки диверсии со стороны берега.

   Свидетельств и фактов диверсии в ту пору было более чем достаточно, требовалось только распорядиться ими надлежащим образом, аккумулировав информацию в соответствии с целостным понятием - оружие, включая средства поражения и доставки к цели, приборов и устройств управления и наведения. Такой подход требовал привлечения специалистов и ученых по взрывным процессам, которые без особого труда установили ключевую причину гибели корабля в результате одновременного подрыва двух донных тысячекилограммовых зарядов.

   Невыполнение этих очевидных требований позволило комиссии оставить без внимания существенные различия сейсмограмм реального и экспериментальных взрывов, где четко просматривается превышение в два раза амплитуды смещения почвы при реальном, по сравнению с экспериментальным взрывом, а также разницу в продолжительности колебательных процессов и особенности повреждений, нанесенных кораблю.

   О повреждении носовой части ЛК "Новороссийск" командир аварийной партии крейсера "Керчь" Саламатин сказал следующее: "Я обратил внимание, что там, где был взрыв, как будто боровком проделали отверстие. Видимо, был взрыв направленного действия. Очень сильный. Борта около носа совершенно целые".

   Очевидно, что одним боеприпасом, как это указано в акте комиссии, нанести кораблю сквозное повреждение невозможно.

   Подтверждением сдвоенного взрыва служат документальные свидетельства участников событий (также не принятые во внимание при расследовании), различивших два толчка с коротким временным интервалом, а также обнаружение в районе якорной стоянки двух воронок от взрывов, анализ конфигурации и взаимного расположения которых мог дать важную информацию о характере взрывных процессов, возможных способах доставки и постановки зарядов.

   Следовательно, кроме суммарной мощности и числа зарядов существуют дополнительные условия, необходимые для концентрации энергии подводных взрывов. Информативной представлялась догадка начальника минно-торпедного управления Черноморского флота Марковского о связи разрушений корабля с образованием "газовой камеры" при взрыве двух немецких мин типа RMH, однако обсуждение этой темы было пресечено комиссией.

   Научные данные тех лет в области теории взрыва и кавитации позволяли объяснить случившееся следующим образом. Первый взрыв заряда произошел под кораблем без нанесения гибельных повреждений, однако созданный в толще воды газовый пузырь сконцентрировал энергию взрыва второго заряда, придав ему кумулятивный эффект.

   Соответственно выводы по этим фактам могли быть следующими.
pic57.jpg
   Линейный корабль "Новороссийск" был подорван двумя зарядами с суммарным тротиловым эквивалентом в пределах 1800 кг, установленными на грунте в районе носовых артпогребов, на незначительном расстоянии от диаметральной плоскости корабля и друг от друга. По мощности взрывчатого вещества заряды близки к немецким минам LBM или отечественным АМД-1000.

   Взрывы произошли с коротким временным интервалом, обусловившим создание кумулятивного эффекта и нанесение повреждений, в результате которых корабль затонул.

   Уже сама постановка задачи опровергала вывод комиссии о подрыве "Новороссийска" на немецкой мине, оставшейся со времен войны, установленной без привязки к конкретной цели при том, что к 1955 году немецкие мины в силу старения источников питания были неисправны, а нахождение в боеготовом состоянии двух мин выводит данное событие за рамки реальности.

   Кроме того, интервал времени между взрывами, различаемый человеком, слишком велик для случая инициирования второго заряда за счет детонации или срабатывания неконтактного взрывателя, что свидетельствует о целенаправленном ориентировании и подрыве зарядов в заданный момент времени.

   Незначительное, составившее десятые доли секунды рассогласование по времени взрывов указывает на применение высокоточных и ударостойких часовых механизмов, так как в силу погрешности используемые в минном оружии тех лет отечественные и немецкие приборы срочности для этой цели не годились.

   О заблаговременной проработке замысла диверсии может говорить не только выбор времени суток, но и получасовая кратность установки временных механизмов взрывателей.

   Обратившись к историческим аналогиям, комиссия смогла бы установить, что по точности часовые механизмы взрывателей значительно уступают применявшимся англичанами при подрыве в 1943 году немецкого линкора "Тирпиц" и больше соответствуют отечественным приборам типа АЧХ.

   Другая аналогия состоит в совпадении, - как и на "Императрице Марии", взрывы начались с обхода артпогребов. Согласно показаниями моряков, взрыв произошел точно в момент открытия люка носового артбогреба. Не иначе, при подготовке диверсии были учтены факты отечественной истории и регламент обслуживания боезапаса.

   На основании этих сведений комиссии пришлось бы сделать вывод о наличии единых замысла и плана подготовки и проведения диверсии, а подрыв был осуществлен одновременным срабатыванием временных (часовых) механизмов взрывателей каждого из зарядов с установкой на 1 час 30 мин. 29 октября 1955 года.

   Изложенное полностью исключает распространенные версии использования систем оружия итальянского или английского происхождения - боевых пловцов, человекоуправляемых торпед и мини-ПЛ типа "Миджет", действия которых ограничены их оперативными и конструктивно-техническими элементами.

   Так, время реакции системы диверсионных средств составляло от нескольких недель до месяцев, поэтому эффективным средством противодействия была частая смена дислокации кораблей. Приказ встать на якорную бочку № 3 поступил, когда "Новороссийск", возвращаясь в базу, уже лег на Инкерманские створы, что исключало возможность перенацеливания и тем более развертывания иностранных диверсионных сил и средств.

   И уж совсем фантастична доставка и установка сотней подводных диверсантов к месту стоянки линкора двух тонн взрывчатки.

   Наряду с этим следует сказать о весьма сомнительной военно-политической целесообразности проведения в период ядерного противостояния любым государством подобной операции, для разработки и реализации которой требуется привлечь многие государственные структуры с неизбежной утечкой информации, которая рано или поздно становится достоянием иностранной разведки.

   Нет нужды говорить о том, что самодеятельность и безрассудство "патриотов" жестко пресекались спецлужбами государства, на что обращали внимание российских историков сами бывшие итальянские подводные диверсанты.

Подготовка к взрыву

   Анализ боевых возможностей иностранных диверсионных средств должен был привести комиссию к мысли о доставке зарядов, эквивалентных минам АМД-1000, надводными малоразмерными плавсредствами, затопленными на месте стоянки линкора. Об этом говорит загадочное бесследное исчезновение катера и баркаса, находившихся под правым выстрелом у места взрыва, тогда как плавсредства у симметричного выстрела левого борта сохранились и не пострадали.

   При этом водолазами была отмечена незначительная для мощности зарядов глубина и сглаженность воронок, что характерно для случая, когда взрывы происходят не на грунте, а на платформе в полутора метрах от грунта, что соответствует высоте борта пропавших плавсредств.

   Следует отметить, что найденные водолазами на месте взрывов предметы не исследовались комиссией на предмет принадлежности к указанным плавсредствам.

   С учетом наличия в цистернах катера до 900 кг бензина, комиссия должна была прийти к следующим выводам: бесследное разрушение деревянных корпусов катера и баркаса произошло при подводных контактных взрывах боеприпасов; в создавшихся условиях закономерно происходит объемный подрыв бензо-воздушной смеси.

   К числу признаков зафиксированного наблюдателями объемного взрыва относится яркая вспышка и черная шапка дыма на полубаке линкора, наличие воздушной волны, резкий перепад давления, запах бензина, послуживший причиной первичного доклада о взрыве бензиновой цистерны, которой никогда не было на корабле, а также горение топлива, поднятого на поверхность.

   Возникает вопрос, как и в какие сроки могла быть осуществлена скрытная доставка боеприпасов и затопление плавсредств? С левого борта в последние часы перед взрывом осуществлялся прием уволенных на берег моряков.

   О прибытии последних баркасов было доложено к 0.30. В это время на полубаке линкора, откуда хорошо просматривалась палуба до первой башни главного калибра и оба выстрела, наряду с дежурной службой находилась группа прибывших из увольнения моряков.

   До взрывов в 1.30 29 октября 1955 года оставался всего час.

   Следовательно, "заряженные" катер и баркас уже находились в это время под правым выстрелом линкора.

   Окончательная подготовка к взрыву, таким образом, осуществлялась по прибытии линкора в гавань и включала загрузку и доставку боеприпасов к выстрелу правого борта.

   Диверсантам требовалось затопить катер старшего помощника командира корабля Хуршудова, убывшего на берег после более чем странного объявления экипажу о предстоящем раннем выходе в море, и баркас с подготовленным к взрыву спецгрузом.

   Непосредственные исполнители этих операций решали обычную для флотского спецназа задачу проверки бдительности вахтенной службы и не знали о "начинке" катера и баркаса.

   В 1993 году были названы исполнители этой акции: старший лейтенант спецназа и два мичмана - группа обеспечения.

   По совокупности данных комиссия должна была сделать, но никогда не озвучить расстрельный для себя вывод:

   Для наведения на артпогреба плавсредств с зарядами использовался правый выстрел пришвартованного на якорную бочку № 3 линкора "Новороссийск". Подрыв был подготовлен и осуществлен отечественными спецслужбами с ведома руководства страны исключительно во внутриполитических целях.

Провокация против флотоводца

pk000087.jpg
   Кому была нужна и против кого была направлена эта грандиозная провокация? На этот вопрос ровно через два года после гибели "Новороссийска" 29 октября 1957 года на Пленуме ЦК КПСС отвечает Хрущев: "Нам предложили вложить во флот более 100 миллиардов рублей и строить старые катера и эсминцы, вооруженные классической артиллерией. Мы провели большую борьбу, сняли Кузнецова… думать, заботиться о флоте, об обороне, он оказался неспособным. Нужно все оценивать по-новому. Надо строить флот, но прежде всего строить подводный флот, вооруженный ракетами".

   В континентальном государстве - России, флот играет чрезвычайно важную, но не решающую роль в обороноспособности страны и выборе приоритетов военного строительства. Это не мог не знать флотоводец, зарекомендовавший себя в годы войны мастером организации взаимодействия армии и флота.

   Как человек с научным складом ума, он не мог не понимать, что в условиях экономических ограничений высокая капиталоемкость военного кораблестроения препятствовала курсу атомной и ракетно-космической отраслей на развертывание стратегических ракетных комплексов наземного базирования.

   Как известно, в августе 1945 года постановлением ГКО при Совнаркоме с целью форсировать работы по созданию атомной бомбы было образовано 1-е Главное управление, что требовало многомиллиардных затрат.

   Менее чем через год постановлением Совмина СССР от 13 мая 1946 года № 1017-419сс "Вопросы реактивного вооружения" ведущим оборонным министерствам были поставлены задачи по разработке и производству реактивного вооружения.

   Во многом судьбу десятилетней программы строительства ВМФ, представленной в сентябре 1945 года в правительство и включавшей производство авианосцев - больших и малых, крейсеров, новых подводных лодок и эсминцев, а также и лично Кузнецова, освобожденного в 1947 году от должности, решили слова Сталина: "Моряки всегда отличались незнанием и нежеланием считаться с возможностями промышленности".

   Это было первое предупреждение ВПК.

   После восстановления в 1951 году в должности военно-морского министра СССР Кузнецов подготовил доклад об устаревшем флоте, о строительстве кораблей по старым проектам, о реактивном вооружении. Выступил против отмены гарантийного срока на вновь построенные корабли и вооружение. Оваций в Минсудпроме СССР эти предложения не вызвали.

  Будучи приверженцем сбалансированного флота, в 1954-1955 годах Кузнецов ставит вопрос о десятилетнем плане судостроения, добивается установки первых опытных образцов реактивного оружия морского и берегового базирования, утверждает проект атомной подводной лодки, принимает меры по разработке инерциальных систем и счетно-решающих приборов для ПЛ, оснащенных реактивным оружием дальнего действия.

   В этот же период правительством СССР после успешного испытания в августе 1953 года термоядерного устройства (водородной бомбы) принимается решение о разработке баллистической ракеты с межконтинентальной дальностью полета, способной поразить стратегические цели в любом районе земного шара и вывести в космическое пространство искусственный спутник Земли.

   Приоритет стратегических ядерных сил на данный период принят окончательно, что требует переключения на эти цели большей части экономических и интеллектуальных ресурсов страны.

   Десятилетний план судостроения, не отражающий в перспективе приоритет развития наиболее капиталоемких и выгодных для ВПК морских стратегических ядерных сил, объективно не мог поддерживаться военно-политическим руководством страны, что во второй раз решило судьбу Кузнецова.

   Из всего арсенала средневековья к моменту описываемых событий главным оружием оставалась дискредитация несогласных с единым курсом путем показа ущербности отстаиваемых идей, для чего не считалось зазорным приносить в жертву жизнь невинных людей.

   После того как 26 мая 1955 года Кузнецов подал рапорт с просьбой освободить его от занимаемой должности по состоянию здоровья, поле действий по дискредитации сузилось, а занесенный меч грозил ударить по пустому месту, сводя на нет весь эффект проводимой Хрущевым "большой борьбы". О том, что руководство страны искало выход из создавшегося положения подтверждается в воспоминаниях Кузнецова. О событиях тех дней он пишет: "В октябре того же 1955 года подобные разговоры (об уходе с должности) приобрели реальное воплощение в виде официального заявления в мой адрес, что меня, конечно, нужно освободить, но не по болезни, а по другим мотивам".

   В письме к жене Вере Николаевне из Ялты от 20 октября 1955 года Николай Герасимович писал: "…Насколько мне удалось понять, министр хочет иметь своего нового Главкома, но объяснить это желает чем-то серьезным и поэтому скрывает от меня".

   Основанием для снятия Главкома ВМФ с должности могло стать масштабное чрезвычайное происшествие, так как откладывать и дальше удовлетворение просьбы Кузнецова было нельзя.

   Последовавшее после гибели "Новороссийска" освобождение 8 декабря 1955 года Кузнецова от должности и назначение Главкомом ВМФ Горшкова открыло пути сокращения корабельного состава и авиации ВМФ, разделке на металлолом недостроенных кораблей.

   В дальнейшем руководство страны во имя достижения ближайших политических целей за счет решающего превосходства в ракетно-ядерной области пошло на резкое сокращение вооруженных сил, уничтожение авиационного парка ВВС и свертывание наукоемких производств.

   Мобилизационный потенциал ВПК СССР поддерживался жесткой конкуренцией отраслевых и внутриотраслевых группировок за получение государственных заказов на создание вооружения и военной техники.

   Порой эта борьба велась не на жизнь, а на смерть.

   Разменной монетой оказался ЛК "Новороссийск" и другие трофейные корабли, ставшие обузой для промышленности, затем очередь дошла до строящихся крейсеров и авиационных комплексов, в том числе перспективных стратегических, не говоря уже о тысячах уволенных специалистов, на подготовку которых ушли многие годы и ресурсы.

   Трагедия "Новороссийска" имеет свою оптимистическую составляющую в исторической целесообразности приоритетного развития производительных сил, где оборонный комплекс при всех его пороках выполняет роль локомотива и задающего генератора.

   ВМФ принадлежит исключительная роль в реализации атомного и ракетного проектов, развертывании Ракетных войск стратегического назначения и Военно-космических сил страны.

   Россия и ныне сохраняет статус передовой державы в области космических и ядерных технологий.

"Джейнс" всегда прав

   Из короткого сообщения справочника о боевых кораблях мира "Джейнс файтинг шипс" за 1957-1958 гг. следует, что линкор "Новороссийск" был потоплен "дрейфующей" миной, количество жертв составило сотни человек. Со ссылкой на другое сообщение утверждается, что корабль был использован во время "некоторых экспериментов" на Черном море. Осведомленность издателей авторитетнейшего справочника, издающегося с 1897 г., никогда не подвергалась сомнению. Вряд ли можно оставить без внимания изложенную версию, скрывающую между строк сведения, полученные не только из акта правительственной комиссии, но и из других, более объективных источников информации.

   Запоздалую на два года публикацию "Джейнс файтинг шипс" о трагедии "Новороссийска", ее краткость и эзопов язык, описывающий ситуацию (позиционирование и подрыв мины в определенных целях), можно объяснить стремлением не "засветить" источники информации не только в Главкомате ВМФ, КГБ, но и в партийном руководстве и Совмине СССР. Трудно избавиться от ощущения запрограммированности сделанных правительственной комиссией в рекордно короткие сроки выводов, направленных не на установление причины катастрофы, а на обвинения, порой притянутые, командования ВМФ и попытки снять ответственность с промышленности за невыполненный комплекс мероприятий по обеспечению живучести и непотопляемости корабля и оснащению флота современными гидроакустическими средствами для поиска подводных лодок.

   В традициях присной памяти 30-х гг. председателем комиссии был назначен человек, обвинивший в 1952 г. Николая Кузнецова в антигосударственном деле - "охаивании самых современных кораблей". В число членов комиссии входили Сергей Горшков - и.о. главкома ВМФ, бывший командующий Черноморским флотом, несущий прямую ответственность за состояние дел на этом флоте, а также представители МВД и КГБ СССР.

   Симптоматично принятое уже в начале 1956 г. решение уничтожить материалы свидетельских показаний и не возбуждать уголовного дела против непосредственных виновников катастрофы с целью не допустить проведения следствия, которое неминуемо вело к раскрытию истинных причин катастрофы "Новороссийска" и установлению ее заказчиков и исполнителей.

   В заключение хотелось бы сказать, что установленные факты говорят о реальной возможности довести до конца расследование причин катастрофы "Новороссийска", привлечь к нему органы прокуратуры, которые должны возбудить по факту гибели боевого корабля уголовное дело, воздать должное героизму моряков-черноморцев, до конца выполнивших свой воинский долг, но не получивших заслуженных наград.

Источник: http://nvo.ng.ru, Олег Сергеев

 

Гибель линкора "Новороссийск": пять версий

 

pic48.jpg


   29 октября 1955 года в Северной бухте Севастополя затонул флагман черноморской эскадры советского военно-морского флота линкор "Новороссийск". Погибли более 600 моряков. Согласно официальной версии, под днищем корабля взорвалась старая донная немецкая мина. Но существуют и другие версии, неофициальные, но очень популярные - якобы ответственность за гибель "Новороссийска" несут итальянские, английские и даже советские диверсанты.


Джулио Чезаре

01051037.jpg
   На момент гибели линейному кораблю "Новороссийск" исполнилось 44 года - срок для корабля почтенный. Большую часть своей жизни линкор носил другое имя - "Джулио Чезаре" ("Юлий Цезарь"), плавая под флагом итальянских ВМС. Он был заложен в Генуе летом 1910 года и спущен на воду в 1915 году. В Первой мировой войне линкор участия не принимал, в 1920-х годах использовался как учебный корабль для подготовки морских артиллеристов.

   В середине 1930-х "Джулио Чезаре" прошел капитальный ремонт. Водоизмещение корабля достигло 24000 тонн, он мог развивать достаточно высокую скорость в 22 узла. Линкор был хорошо вооружен: два трехствольных и три башенных орудия, три торпедных аппарата, зенитные установки и крупнокалиберные пулеметы. В ходе Второй мировой войны линкор занимался в основном сопровождением конвоев, но в 1942 году командование ВМС признало его устаревшим и перевело в разряд учебных кораблей.

   В 1943 году Италия капитулировала. До 1948 года "Джулио Чезаре" находился на стоянке, не будучи законсервированным, с минимальным количеством команды и без надлежащего технического обслуживания.

   Согласно специальному соглашению, итальянский флот должен был быть поделен между союзниками по антигитлеровской коалиции. На долю СССР пришлись линейный корабль, легкий крейсер, 9 эсминцев и 4 подлодки, не считая мелких кораблей. 10 января 1947 года в Совете министров иностранных дел союзных держав было достигнуто соглашение о распределении передаваемых итальянских кораблей между СССР, США, Великобританией и другими странами, пострадавшими от агрессии Италии. Так, например, Франции были выделены четыре крейсера, четыре эсминца и две подводные лодки, а Греции - один крейсер. Линейные корабли вошли в состав групп "A", "B" и "C", предназначенных для трех главных держав.

   Советская сторона претендовала на один из двух новых линкоров, по своей мощи превосходивших даже германские корабли типа "Бисмарк". Но поскольку к этому времени между недавними союзниками уже начиналась Холодная война, то ни США, ни Англия не стремились усиливать ВМФ СССР мощными кораблями. Пришлось кидать жребий, и СССР получил группу "C". Новые линкоры достались США и Англии (позже эти линкоры были возвращены Италии в рамках партнерства по НАТО). По решению Тройственной комиссии 1948 года СССР получил линкор "Джулио Чезаре", легкий крейсер "Эммануэле Филиберто Дюка Д'Аоста", эсминцы "Артильери", "Фучильере", миноносцы "Анимозо", "Ардиментозо", "Фортунале" и подводные лодки "Мареа" и "Ничелио".

   9 декабря 1948 года "Джулио Чезаре" покинул порт Таранто и 15 декабря прибыл в албанский порт Влера. 3 февраля 1949 года в этом порту состоялась передача линкора советской комиссии, возглавляемой контр-адмиралом Левченко. 6 февраля над кораблем подняли военно-морской флаг СССР, а еще через две недели он вышел в Севастополь, прибыв на свою новую базу 26 февраля. Приказом по Черноморскому флоту от 5 марта 1949 года линкору присвоили название "Новороссийск".
 

giulio_cesare_1914-big.gif

 


   Как отмечают практически все исследователи, корабль был передан итальянцами советским морякам в запущенном состоянии. В относительно удовлетворительном виде находилась основная часть вооружения, главная энергетическая установка и основные корпусные конструкции - обшивка, набор, главные поперечные переборки ниже броневой палубы. А вот общекорабельные системы: трубопроводы, арматура, обслуживающие механизмы, - требовали серьезного ремонта или замены. Радиолокационных средств на корабле не было вообще, парк средств радиосвязи был скуден, полностью отсутствовала зенитная артиллерия малого калибра. Надо отметить, что непосредственно перед передачей СССР линкор прошел небольшой ремонт, касавшийся в основном электромеханической части.

   Когда "Новороссийск" обосновался в Севастополе, командование Черноморским флотом отдало приказ - в кратчайшие сроки превратить корабль в полноценную боевую единицу. Дело осложнялось тем, что часть документации отсутствовала, да и военно-морских специалистов, владевших итальянским языком, в СССР практически не было.

   В августе 1949 года "Новороссийск" принял участие в маневрах эскадры в качестве флагмана. Впрочем, его участие было скорее номинальным, поскольку за три отпущенных месяца привести линкор в порядок не успели (да и не могли успеть). Однако политическая обстановка требовала продемонстрировать успехи советских моряков в освоении итальянских кораблей. В итоге эскадры вышла в море, а разведка НАТО убедилась, что "Новороссийск" плавает.

   С 1949 по 1955 год линкор восемь раз находился в заводском ремонте. На нем установили 24 спаренные установки советских 37-мм зенитных автоматов, новые радиолокационные станции, средства радиосвязи и внутрикорабельной связи. Также заменили итальянские турбины на новые, изготовленные на Харьковском заводе. В мае 1955 года "Новороссийск" вошел в строй ЧФ и до конца октября несколько раз выходил в море, отрабатывая задачи по боевой подготовке.

   28 октября 1955 года линкор вернулся из последнего похода и занял место в Северной бухте на "линкорной бочке" в районе Морского Госпиталя, примерно в 110 метрах от берега. Глубина воды там составляла 17 метров воды и еще около 30 метров вязкого ила.

Взрыв


   На момент взрыва командир линкора капитан 1 ранга Кухта находился в отпуске. Обязанности его исполнял старший помощник капитан 2 ранга Хуршудов. Согласно штатному расписанию, на линкоре находились 68 офицеров, 243 старшины, 1231 матрос. После того как "Новороссийск" ошвартовался, часть экипажа съехала в увольнение. На борту оставались более полутора тысяч человек: часть экипажа и новое пополнение (200 человек), курсанты морских училищ и солдаты, накануне прибывшие на линкор.

   29 октября в 01:31 по московскому времени под корпусом корабля с правого борта в носу раздался мощный взрыв. По оценкам специалистов, его сила была эквивалентна взрыву 1000-1200 килограммов тринитротолуола. С правого борта в подводной части корпуса образовалась пробоина площадью более 150 квадратных метров, а с левого борта и вдоль киля - вмятина со стрелкой прогиба от 2-х до 3-х метров. Общая площадь повреждений подводной части корпуса составляла около 340 квадратных метров на участке длиной 22 метра. В образовавшуюся пробоину хлынула забортная вода, и через 3 минуты возник дифферент в 3-4 градуса и крен в 1-2 градуса на правый борт.

   В 01:40 о случившемся сообщили командующему флотом. К 02:00, когда крен на правый борт достиг 1,5 градуса, начальник оперативного управления флота капитан 1 ранга Овчаров приказал "буксировать корабль на мелкое место", и подошедшие буксиры развернули его кормой к берегу.

   К этому времени на линкор прибыли командующий Черноморским флотом вице-адмирал В.А.Пархоменко, начальник штаба флота вице-адмирал С.Е.Чурсин, член Военного Совета вице-адмирал Н.М.Кулаков, исполняющий обязанности командующего эскадрой контр-адмирал Н.И.Никольский, начальник штаба эскадры контр-адмирал А.И.Зубков, командир дивизии крейсеров контр-адмирал С.М.Лобов, начальник Политуправления флота контр-адмирал Б.Т. Калачев и еще 28 старших офицеров штаба.

   В 02:32 обнаружился крен на левый борт. К 03:30 на палубе выстроилось около 800 ничем не занятых моряков, у борта линкора стояли спасательные суда. Никольский предложил перевести на них матросов, но получил категорический отказ Пархоменко. В 03:50 крен на левый борт достиг 10-12 градусов, при этом буксиры продолжали тянуть линкор влево. Спустя 10 минут крен возрос до 17 градусов, тогда как критическими были 20. Никольский вновь попросил у Пархоменко и Кулакова разрешения эвакуировать незанятых борьбой за живучесть моряков и опять получил отказ.

   "Новороссийск" стал опрокидываться кверху днищем. Несколько десятков человек успели перебраться в шлюпки и на соседние корабли, но сотни моряков посыпались с палубы в воду. Многие остались внутри гибнущего линкора. Как потом объяснял адмирал Пархоменко, он "не счел возможным заблаговременно приказать личному составу оставить корабль, так как до последних минут надеялся, что корабль будет спасен, и не было мысли, что он погибнет". Эта надежда стоила жизни сотням людей, которые, упав в воду, были накрыты корпусом линкора.

   К 04:14 "Новороссийск", принявший более 7 тысяч тонн воды, накренился до роковых 20 градусов, качнулся вправо, столь же неожиданно повалился влево и лег на борт. В таком положении он оставался несколько часов, уперевшись в твердый грунт мачтами. В 22:00 29 октября корпус полностью исчез под водой.

   Всего при катастрофе погибло 609 человек, включая аварийные партии с других кораблей эскадры. Непосредственно в результате взрыва и затопления носовых отсеков погибли от 50 до 100 человек. Остальные погибли при опрокидывании линкора и после него. Своевременной эвакуации личного состава организовано не было. Большинство моряков остались внутри корпуса. Часть из них длительное время держались в воздушных подушках отсеков, но спасти удалось лишь девять человек: семь вышли через прорезанную в кормовой части днища горловину спустя пять часов после опрокидывания, и еще двух вывели через 50 часов водолазы. По воспоминаниям водолазов, замурованные и обреченные на смерть моряки пели "Варяга". Только к 1 ноября водолазы перестали слышать стуки.

   Летом 1956 года экспедиция особого назначения "ЭОН-35" приступила к подъему линкора методом продувания. Подготовка к подъему была полностью завершена к концу апреля 1957 года. Генеральную продувку начали с утра 4 мая и в тот же день завершили подъем. Корабль всплыл кверху килем 4 мая 1957 года, а 14 мая его отвели в Казачью бухту, где и перевернули. При подъеме корабля вывалилась третья башня главного калибра, которую пришлось поднимать отдельно. Корабль был разобран на металл и передан на завод "Запорожсталь".


Выводы комиссии

pic60.jpg
   Для выяснения причин взрыва была создана правительственная комиссия во главе с заместителем председателя Совета Министров СССР министром судостроительной промышленности генерал-полковником инженерно-технической службы Вячеславом Малышевым. По воспоминаниям всех, кто его знал, Малышев являлся инженером высочайшей эрудиции. Он великолепно знал свое дело и читал теоретические чертежи любой сложности, отлично разбираясь в вопросах непотопляемости и остойчивости кораблей. Еще в 1946 году, ознакомившись с чертежами "Джулио Чезаре", Малышев рекомендовал отказаться от этого приобретения. Но Сталина он переубедить не сумел.

   Свое заключение комиссия дала через две с половиной недели после катастрофы. Жесткие сроки были заданы в Москве. 17 ноября заключение комиссии было представлено в ЦК КПСС, который выводы принял и одобрил.

   Причиной катастрофы, был назван "внешний подводный взрыв (неконтактный, донный) заряда с тротиловым эквивалентом 1000-1200 кг". Наиболее вероятным признали взрыв немецкой магнитной мины, оставшейся на грунте после Великой Отечественной войны.

   Что же касается ответственности, то прямыми виновниками гибели значительного количества людей и линкора "Новороссийск" были названы командующий Черноморским флотом вице-адмирал Пархоменко, и.о. командующего эскадрой контр-адмирал Никольский и и.о. командира линкора капитан 2 ранга Хуршудов. Комиссия отметила, что прямую ответственность за катастрофу с линкором "Новороссийск" и особенно за гибель людей несет также и член Военного совета Черноморского флота вице-адмирал Кулаков.

   Но несмотря на суровые выводы, дело ограничилось тем, что командира линкора Кухту понизили в звании и отправили в запас. Также были сняты с должности и понижены в звании: командир дивизии охраны водного района контр-адмирал Галицкий, и.о. командующий эскадрой Никольский и член Военного совета Кулаков. Через полтора года они были восстановлены в званиях. Командующему флотом вице-адмиралу Виктору Пархоменко был объявлен строгий выговор, а 8 декабря 1955 года он был снят с должности. Никаких судебных действий в отношении него не производилось. В 1956 году был снят с должности командующий ВМФ СССР адмирал Н.Г.Кузнецов.

   Комиссия также отметила, что "матросы, старшины и офицеры, а также офицеры, руководившие непосредственной борьбой за спасение корабля, - и.о. командира БЧ-5 т. Матусевич, командир дивизиона живучести т. Городецкий и помогавший им начальник технического управления флота т. Иванов умело и самоотверженно вели борьбу с поступавшей на корабль водой, хорошо знали каждый свое дело, проявляли инициативу, показали образцы мужества и подлинного героизма. Но все усилия личного состава были обесценены и сведены на нет преступно-легкомысленным, неквалифицированным и нерешительным командованием..."

   В документах комиссии подробно говорилось о тех, кто должен был, но так и не сумел организовать спасение экипажа и корабля. Однако ни один из этих документов так и не дал прямого ответа на главный вопрос: что же стало причиной катастрофы?

Версия номер 1 - мина


   Первоначальные версии - врыв бензосклада или артиллерийских погребов - были отметены практически сразу же. Емкости бензосклада на линкоре пустовали задолго до катастрофы. Что касается погребов, то если бы они рванули, от линкора вообще мало бы что осталось, причем на воздух взлетели бы еще и пять крейсеров, стоявших рядом. К тому же эту версию сразу опрокинули показания моряков, местом боевой службы которых являлась 2-я башня главного артиллерийского калибра, в районе которой линкор и получил пробоину. Было точно установлено, что 320-миллиметровые снаряды остались в целости и сохранности.

   Осталось еще несколько версий: взрыв мины, торпедная атака подводной лодки и диверсия. После изучения обстоятельств больше всего голосов набрала минная версия. Что было вполне объяснимо - мины в севастопольских бухтах были не редкостью начиная со времен Гражданской войны. Бухты и рейд периодически очищались от мин с помощью тральщиков и водолазных команд. В 1941 году, при наступлении немецких армий на Севастополь, ВВС и ВМС Германии минировали акваторию и с моря, и с воздуха - мин разных типов и назначения было выставлено ими несколько сотен. Одни сработали еще в период боев, другие были извлечены и обезврежены уже после освобождения Севастополя в 1944 году. Позже севастопольские бухты и рейд регулярно протраливались и осматривались водолазными командами. Последнее такое комплексное обследование было проведено в 1951-1953 годах. В 1956-1958 годах, уже после взрыва линкора, в Севастопольской бухте обнаружили еще 19 немецких донных мин, в том числе три - на расстоянии менее 50 метров от места гибели линкора.

   В пользу минной версии говорили и показания водолазов. Как свидетельствовал командир отделения Кравцов: "Концы обшивки пробоины загнуты вовнутрь. По характеру пробоины, заусенцам от обшивки, взрыв был с внешней стороны корабля".


Версия номер 2 - торпедная атака


   Следующей была версия о торпедировании линкора неизвестной подводной лодкой. Однако при изучении характера повреждений, полученных линкором, комиссия не нашла характерных примет, соответствующих удару торпеды. Зато она обнаружила другое. На момент взрыва корабли дивизии охраны водного района, чьей обязанностью было стеречь вход на главную базу Черноморского флота, находились совсем в другом месте. В ночь катастрофы внешний рейд никем не охранялся; сетевые ворота были распахнуты, а шумопеленгаторы бездействовали. Таким образом, Севастополь оказался беззащитен. И, теоретически, чужая подлодка вполне могла войти в бухту, выбрать позицию и нанести торпедный удар.

   Практически же для полноценной атаки лодке вряд ли хватило бы глубины. Однако военным было известно, что на вооружении некоторых западных флотов уже стоят малые или карликовые подводные лодки. Так что на внутренний рейд главной базы Черноморского флота теоретически могла проникнуть карликовая субмарина. Это предположение, в свою очередь, породило другое - не замешаны ли во взрыве диверсанты?

Версия номер 3 - итальянские боевые пловцы


   В пользу этой версии говорило то, что прежде чем встать под красный флаг "Новороссийск" был итальянским кораблем. А самый грозный подводный спецназ во время Второй мировой войны, "10-я штурмовая флотилия", был у итальянцев, и командовал им князь Джунио Валерио Боргезе, убежденный антикоммунист, якобы публично поклявшийся после передачи линкора СССР отомстить за такое унижение Италии.

   Выпускника Королевского военно-морского училища Валерио Боргезе ожидала блестящая карьера офицера-подводника, чему способствовали знатное происхождение и отличные показатели в учебе. Первая субмарина под командованием Боргезе была в составе итальянского легиона, который, в рамках помощи Франко, действовал против республиканского флота Испании. После этого князь получил под свое командование новую подводную лодку. Позже Валерио Боргезе прошел курс специальной подготовки в Германии на Балтийском море.

   По возвращении в Италию Боргезе получил под свое командование самую современную подлодку "Шире". Благодаря умелым действиям командира подводная лодка возвращалась обратно на свою базу невредимой из каждого боевого похода. Операции итальянских подводников вызвали неподдельный интерес у короля Виктора Эммануила, который удостоил князя-подводника личной аудиенции.

   После этого Боргезе было предложено создать первую в мире флотилию морских диверсантов-подводников. Для нее были созданы сверхмалые подводные лодки, специальные управляемые торпеды, пилотируемые взрывающиеся катера. 18 декабря 1941 года итальянцы на карликовых подводных лодках скрытно проникли в гавань Александрии и прикрепили магнитные взрывные устройства к днищам английских линкоров "Вэлиэнт" и "Куин Элизабет". Гибель этих кораблей позволила итальянскому флоту на долгое время перехватить в свои руки инициативу в боевых действиях на Средиземном море. Также "10-я штурмовая флотилия" принимала участие в осаде Севастополя, базируясь в портах Крыма.

   Теоретически, иностранный подводный крейсер мог доставить боевых пловцов на максимально близкое к Севастополю расстояние, чтобы те осуществили диверсию. С учетом боевого потенциала первоклассных итальянских аквалангистов, пилотов малых подлодок и управляемых торпед, а также принимая во внимание разгильдяйство в вопросах охраны главной базы Черноморского флота, версия о подводных диверсантах выглядит убедительно.

Версия 4 - английские диверсанты


   Вторым подразделением мира, способным на подобную диверсию, была 12-я флотилия Военно-морских сил Великобритании. Командовал ею на то время капитан 2 ранга Лайонел Крэбб, также человек-легенда. В годы Второй мировой войны он руководил обороной британской военно-морской базы Гибралтар от итальянских боевых пловцов и по праву сам считался одним из лучших подводных диверсантов британского флота. Крэбб лично знал многих итальянцев из 10-й флотилии. К тому же после войны пленные итальянские боевые пловцы консультировали специалистов из 12-й флотилии.

   В пользу этой версии выдвигается следующий аргумент - будто бы советское командование хотело оснастить "Новороссийск" ядерным оружием. Атомной бомбой СССР обладал с 1949 года, но морских средств применения ядерного оружия тогда не было. Решением могли стать только морские крупнокалиберные пушки, стреляющие тяжелыми снарядами на большое расстояние. Итальянский линкор для этой цели подходил идеально. Великобритания, представляющая собой остров, в этом случае оказывалась наиболее уязвимой мишенью для советских ВМС. В случае применения атомных взрывных устройств возле западного побережья Англии, с учетом розы ветров, которые в тех краях круглый год дуют на восток, радиационному заражению подверглась бы вся страна.

   И еще один факт - в конце октября 1955 года британская средиземноморская эскадра проводила маневры в Эгейском и Мраморном морях.

Версия 5 - дело рук КГБ


   Уже в наше время кандидат технических наук Олег Сергеев выдвинул еще одну версию. Линейный корабль "Новороссийск" был подорван двумя зарядами с суммарным тротиловым эквивалентом в пределах 1800 кг, установленными на грунте в районе носовых артпогребов, на незначительном расстоянии от диаметральной плоскости корабля и друг от друга. Взрывы произошли с коротким временным интервалом, обусловившим создание кумулятивного эффекта и нанесение повреждений, в результате которых корабль затонул. Подрыв же был подготовлен и осуществлен отечественными спецслужбами с ведома руководства страны исключительно во внутриполитических целях. В 1993 году стали известны исполнители этой акции: старший лейтенант спецназа и два мичмана - группа обеспечения.

   Против кого была направлена эта провокация? Согласно Сергееву, прежде всего против руководства ВМФ. На этот вопрос через два года после гибели "Новороссийска", на пленуме ЦК КПСС 29 октября 1957 года, ответил Никита Хрущев: "Нам предложили вложить во флот более 100 миллиардов рублей и строить старые катера и эсминцы, вооруженные классической артиллерией. Мы провели большую борьбу, сняли Кузнецова… думать, заботиться о флоте, об обороне он оказался неспособным. Нужно все оценивать по-новому. Надо строить флот, но прежде всего строить подводный флот, вооруженный ракетами".

   Десятилетний план судостроения, не отражающий в перспективе приоритет развития наиболее капиталоемких и выгодных для ВПК морских стратегических ядерных сил, объективно не мог поддерживаться военно-политическим руководством страны, что и решило судьбу главкома ВМФ Николая Кузнецова.

   Гибель "Новороссийска" послужила началом масштабного сокращения Военно-морского флота СССР. На металлолом пошли устаревшие линкоры "Севастополь" и "Октябрьская революция", трофейные крейсеры "Керчь" и "Адмирал Макаров", множество трофейных подлодок, эсминцев и кораблей других классов довоенной постройки.

Критика версий


   Критики минной версии заявляют, что к 1955 году источники электропитания всех донных мин неизбежно бы разрядились, а взрыватели пришли в полную негодность. До сих пор не было и нет аккумуляторов, способных не разряжаться в течение десяти и более лет. Также отмечается, что взрыв произошел через 8 часов швартовки линкора, а все немецкие мины имели часовые интервалы, кратные только 6 часам. До трагедии на бочке № 3 швартовались "Новороссийск" (10 раз) и линкор "Севастополь" (134 раза) в разное время года - и ничего не взрывалось. К тому же выяснилось, что на самом деле были два взрыва, причем такой силы, что на дне возникли две большие глубокие воронки, которые взрыв одной мины оставить не может.

   Что же касается версии о работе диверсантов из Италии или Англии, то в этом случае возникает ряд вопросов. Во-первых, акция подобного масштаба возможна только при участии государства. И скрыть подготовку к ней было бы очень сложно, учитывая активность советской разведки на Апеннинском полуострове и влияние итальянской компартии.

   Частным лицам организовать подобную акцию было бы не под силу - слишком большие ресурсы понадобились бы на ее обеспечение, начиная с нескольких тонн взрывчатки и заканчивая средствами транспортировки (опять же не забудем про секретность). Подобное допустимо в художественных фильмах типа "Псы войны", но в реальной жизни становится известным соответствующим службам еще на стадии планирования, как это было, например, с неудачным переворотом в Экваториальной Гвинее. К тому же, как признавались сами бывшие итальянские боевые пловцы, их жизнь после войны жестко контролировалась государством, и любая попытка на самодеятельность была бы пресечена.

   К тому же подготовку к подобной операции следовало держать в тайне от союзников, в первую очередь от США. Узнай американцы о готовящейся диверсии ВМС Италии или Великобритании, они наверняка воспрепятствовали бы этому - в случае провала США долго бы не смогли отмыться от обвинений в разжигании войны. Совершать подобную вылазку против страны, обладающей ядерным оружием, в разгар Холодной войны было бы безумием.

   Наконец, для того, чтобы заминировать корабль такого класса в охраняемой гавани, необходимо было собрать полную информацию о режиме охраны, местах стоянки, выходах кораблей в море и так далее. Сделать это без резидента с радиостанцией в самом Севастополе или где-то рядом невозможно. Все операции итальянских диверсантов во время войны проводились только после тщательной разведки и никогда "вслепую". Но даже по прошествии полувека нет ни одного свидетельства того, что в одном из самых охраняемых городов СССР, насквозь профильтрованном КГБ и контрразведкой, действовал английский или итальянский резидент, исправно поставлявший информацию не только в Рим или Лондон, но и лично князю Боргезе.

   Сторонники итальянской версии утверждают, что через некоторое время после гибели "Новороссийска" в итальянской печати промелькнуло сообщение о награждении орденами группы офицеров ВМС Италии "за выполнение особого задания". Однако до сих пор никто не опубликовал ни одной фотокопии данного сообщения. Ссылки же на самих итальянских морских офицеров, которые когда-то кому-то заявляли о своем участии в потоплении "Новороссийска", бездоказательны. В интернете гуляет много "абсолютно достоверных" интервью с людьми, которые якобы лично вели сверхмалые подводные лодки к Севастополь. Одна беда - тут же выясняется, что эти люди либо уже умерли, либо с ними до сих пор нет возможности поговорить. Да и описания диверсионной атаки очень сильно разнятся…

   Да, информация о взрыве "Новороссийска" в западной печати появилась очень быстро. Но комментарии итальянских газет (с туманными намеками) являются обычным журналистским приемом, когда постфактум возникают "достовернейшие" свидетельства. Следует учитывать и тот факт, что свои более "молодые" линкоры, полученные обратно от союзников по НАТО, итальянцы пустили на переплавку. И не будь катастрофы с "Новороссийском", о линкоре "Джулио Чезаре" в Италии помнили бы разве что историки ВМС.

Запоздавшие награды


   На основании доклада правительственной комиссии командованием Черноморского флота в ноябре 1955 года исполняющему обязанности главкома ВМФ СССР адмиралу Горшкову были отправлены представления о награждении орденами и медалями всех погибших вместе с линкором моряков. К наградам были представлены также 117 человек из числа тех, кто уцелел при взрыве, моряков с других кораблей, пришедших на помощь "Новороссийску", а также водолазы и врачи, отличившиеся в ходе спасательных работ. В Севастополь, в штаб флота, доставили необходимое количество наград. Но награждение так и не состоялось. Лишь через сорок лет выяснилось, что на представлении рукой начальника управления кадров ВМФ той поры была сделана пометка: "Адмирал т. Горшков не считает возможным выходить с таким предложением".

   Только в 1996 году после неоднократных обращений ветеранов корабля правительство РФ дало соответствующие поручения Министерству обороны, ФСБ, Генпрокуратуре, Российскому государственному морскому историко-культурному центру и другим ведомствам. Главная военная прокуратура занялась проверкой материалов расследования, проводившегося в 1955 году. Засекреченные наградные листы на "новороссийцев" все это время хранились в Центральном военно-морском архиве. Выяснилось, что 6 моряков посмертно были представлены к высшей награде СССР - ордену Ленина, 64 (53 из них посмертно) - к ордену Красного Знамени, 10 (9 посмертно) - к орденам Отечественной войны 1-й и 2-й степени, 191 (143 посмертно) - к ордену Красной Звезды, 448 моряков (391 посмертно) - к медалям "За отвагу", "За боевые заслуги", Ушакова и Нахимова.

   Поскольку к тому времени уже не было ни государства, под военно-морским флагом которого погиб "Новороссийск", ни советских орденов, все "новороссийцы" были награждены орденами Мужества.

Послесловие


   Будет ли когда-нибудь окончательно найден ответ на вопрос, что именно погубило "Новороссйск"? Вероятнее всего, уже нет. Если бы поднятый линкор наряду со специалистами, определявшими степень его дальнейшей пригодности, как следует осмотрели специалисты из компетентных органов и ведомств, они смогли бы отыскать в корабельных низах те или иные "следы" по сию пору неведомого "заряда". Но корабль быстро порезали на металл, и дело было закрыто.

При написании статьи использовались следующие материалы:
сайт battleships.spb.ru.
С.В.Сулига. Линкор "Джулио Чезаре" ("Новороссийск").
Н.И.Никольский, В.Н.Никольский. "Почему погиб линкор "Новороссийск"?"
Сергеев О.Л. Катастрофа линкора "Новороссийск". Свидетельства. Суждения. Факты.
Публикация журнала ФСБ РФ "Служба Безопасности" № 3-4, 1996 г. материалов следственного дела о гибели линкора "Новороссийск" из архивов ФСБ.


Материал с сайта: http://flot.com/history/events/novorosdeath.htm

 

 

   В начало                                                                                                                                                                            Вернуться на страницу

 

 

  

 

 Дата создания сайта 11.07.2009 года.

 Последнее обновление страницы 25.06.2019 года.